April 11th, 2018

Архитектор Александр Химец.

Среди орловских зодчих XIX – начала ХХ века много загадочных фигур. Подписи их стоят на многочисленных проектах зданий, а о них самих неизвестно ровным счетом ничего. А вот у орловского архитектора эпохи модерна Александра Химеца ситуация обратная – судьбу его мы знаем сегодня довольно подробно, по поводу же зданий, им созданных, сплошные сомнения. Многие его проекты не сохранились, и авторство Химеца известно только по свидетельствам очевидцев.



ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ

Стиль барокко в Орле.

Барокко – первый общеевропейский архитектурный стиль, в полной мере проявившийся на русской почве. Его появление в России связывают с реформами времен Петра I. Однако влияние этого стиля, отличавшегося криволинейностью форм и пышным декором, на русскую архитектуру началось значительно раньше, еще в XVII веке. Искусствоведы выделяют несколько периодов развития барокко в России: «нарышкинское» (рубеж XVII-XVIII), «петровское» (первая четверть XVIII) и зрелое «елизаветинское» (до 1762 года). Для города Орла барокко – это первый архитектурный стиль в его истории, хотя построек, относимых к барокко, осталось совсем немного.




ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ

Альбом доворян Гололобовых.

Наследства бывают разные. В былые времена потомки дворянских родов наследовали целые состояния, поместья, драгоценности и даже крестьян. Ныне все иначе. Мой знакомый Константин Гончаров – потомок сразу нескольких обширных дворянских родов в Орловской губернии. Родовые усадьбы его предков – Пушечниковых, Голубевых, Гололобовых и Орловых были некогда раскиданы по всей губернии: Карачевскому, Болховскому, Мценскому, Малоархангельскому и Елецкому уездам. Часть этих мест теперь в других областях. Но от усадеб там не осталось и следа. ХХ век был безжалостен и к домам и к людям, в них некогда обитавшим. Поэтому в наследство от предков Константину достались не имения и деревни с крестьянами, не золото и бриллианты и не фамильные портреты в золоченых рамах, а сокровище иного порядка – простой коричневый чемоданчик, доверху набитый фотографиями столетней давности. Ценность этого наследства поймет не каждый. Да и, как сейчас говорят, «монетизировать» его даже при большом желании будет непросто. К счастью, такого желания и нет.




ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ